30.07.2014 Алевтина

У нас вы можете скачать книгу Психопат В.М. Шукшин в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Он и правда какой-то ненормальный. Не то что вовсе с вывихом, а так — сдвинутый. Заболел Психопат, простудился он работает библиотекарем, работает хорошо, не было, чтоб у него в рабочее время на двери висел замок , но, помимо работы, он еще ходит по деревням — покупает по дешевке старинные книги, журналы, переписывается с какими-то учреждениями в городе, время от времени к нему из города приезжают… В один из таких походов по деревням он в дороге попал под дождь, промок и простудился.

Ему назначили ходить на уколы в больницу, три раза в день. Уколы делала сестричка, молодая, рослая, стеснительная, очень приятная на лицо, то и дело что-то все краснела. Стала она искать иголкой вену у Психопата, тыкала, тыкала в руку, покраснела… Психопат стиснул зубы и молчал, ему хотелось как-нибудь приободрить сестричку, потому что он видел, что она сама мучается. Психопат пошевелил свободным плечом вторую руку, левую, он напряг и изо всех сил работал кулаком, как велела сестричка.

Сестричка ничего на это не сказала, только опять смутилась, пинцетиком свихнула иголку со шприца и положила ее в металлическую блестящую вазочку, в которой кипела вода.

Пришел он в другой раз делать укол. Дождался своей очереди, вошел в кабинетик, оголил правую руку до локтя и стал работать кулаком. Защемили резиновой кишкой руку выше локтя, и он продолжал пока работать кулаком, а сестричка налаживала шприц. Психопат между делом отметил, какая она статная, пора вообще-то замуж — хорошая, наверно, мать будет. Психопат стал постепенно отпускать резиновую удавку, а сестричка все искала и все попадала мимо. Руку прямо ломило от боли.

Потом, идя из больницы, Психопат сожалел, что накричал, но не мог без раздражения думать про сестричку Он думал: Пошел он в третий раз делать укол. Шел и с ужасом думал, что надо ходить так целую неделю.

Что у него ускользает вена, он как-то не мог этого понять. Не умеет человек, и все. Оголил он в кабинетике левую руку, стянул ее резинкой, положил на красную холодную подушечку и пошел умело работать кулаком.

На медсестру не смотрел — как она готовила шприц. У него болела душа — больно же, нестерпимо больно, еще от старого укола боль не утихла, а теперь она снова начнет вену искать.

Он работал кулаком и думал: Сестричка подошла к нему, вытолкнула из шприца вверх тонюсенькую струйку лекарства, свободной ладошкой с силой несколько раз погладила руку Психопата от локтя книзу.

На Психопата не смотрела — сама, как видно, всерьез страдала, что у нее плохо получается. И сестричка, и Психопат вспотели. Боль из руки стреляла куда-то под сердце. Психопат подумал, что так, наверно, можно потерять сознание. Ведь я же не железный, ну! И опять невольно с раздражением подумал: Сестричка нацелилась опять в вену, вроде нащупала, вонзила иглу и успела надавить поршенек шприца… Психопат вскрикнул от боли; боль полоснула по руке, даже в затылке стало тяжело и больно.

И встал, и начал нервно ходить по кабинетику, согнув левую руку и прижав ее к боку, и раздражаясь все больше и больше.

Будем мы когда-нибудь что-нибудь уметь делать или нет?! Эта-то усмешечка и взбесила вконец Психопата. Укол вот — час бьемся — сделать не можем. А мы бородки отпускаем, пенсне еще только осталось… Работать не умеем! Бородку-то легче всего отпустить, а она вон у вас уколы не умеет делать! Или сами тоже не умеем? Базар по своим законам живет — там умеют, а у вас тут… черт знает что, конюшня. Да что за проклятие такое, что же, вечно так и будем?!

Ну, уколы-то, уколы-то — ведь уж… ну чего же проще-то! Нет, и тут через пень колоду! Да чтобы вас черт побрал с вашими бородками, с вашими гитарами!.. Давай, братец, дело простое. Проще, чем укол сделать. Эх-х… — Психопат надел пиджак и направился к выходу.

Но не утерпел и еще сказал с порога: А как насчет картошки дров поджарить? Лескова надо читать, Лескова! Еще Лескова не прочитали, а уж… слюни насчет неореализма пустили. А то — гитара-то гитара, а квакаем пока. Потом уж — снисходительность, гитара — черт с ней, если так охота, но сперва-то работать же надо.

Сестричка посмотрела на доктора — так посмотрела, словно хотела проверить и убедиться, что она не зря побеспокоила доктора, вызвав его. Его в коридоре поджидал Психопат. Он все еще держал руку согнутой и морщился.

Врач, натолкнувшись на него, даже как будто растерялся — он думал, что нервный пациент ушел уже, а он тут. При чем здесь Толстой-то? Насмешка эта задела Психопата, но он решил быть спокойным. Психопат в свои 54 года полагал, что это он должен снисходительно смотреть на такого, как этот доктор, а не наоборот.

Доктор счел, наверно, что в его положении — врача — несерьезно, даже глупо спорить с больным, да еще так… странно: Кстати, он его не читал, кроме как в обязательном порядке: Но при чем здесь Толстой, господи! И он склонился и стал писать рецепт. Вы, как крючок конторский, сели выписывать мне таблетки… Да ведь мне уколы нужны-то! Защемили резиновой кишкой руку выше локтя, и он продолжал пока работать кулаком, а сестричка налаживала шприц. Психопат между делом отметил, какая она статная, пора вообще-то замуж - хорошая, наверно, мать будет.

Руку прямо ломило от боли. Уметь же, наверно, надо! Потом, идя из больницы, Психопат сожалел, что накричал, но не мог без раздражения думать про сестричку Он думал: Мужа хоть аккуратно кормить будет Нет, поперлась в медсестры в люди вышла, называется". Пошел он в третий раз делать укол. Шел и с ужасом думал, что надо ходить так целую неделю. Решил кто-то, что все, готовая медсестра".

Что у него ускользает вена, он как-то не мог этого понять. Не умеет человек, и все. Оголил он в кабинетике левую руку, стянул ее резинкой, положил на красную холодную подушечку и пошел умело работать кулаком. На медсестру не смотрел как она готовила шприц. У него болела душа - больно же, нестерпимо больно, еще от старого укола боль не утихла, а теперь она снова начнет вену искать. Он работал кулаком и думал: Ну, бухгалтер там, счетовод, секретарь в сельсовете, если дояркой не хочется, нет, непременно надо в медсестры!

Сестричка подошла к нему, вытолкнула из шприца вверх тонюсенькую струйку лекарства, свободной ладошкой с силой несколько раз погладила руку Психопата от локтя книзу. На Психопата не смотрела - сама, как видно, всерьез страдала, что у нее плохо получается.

И сестричка, и Психопат вспотели. Боль из руки стреляла куда-то под сердце. Психопат подумал, что так, наверно, можно потерять сознание. Это пытка какая-то, а не лечение. Ведь я же не железный, ну! И опять невольно с раздражением подумал: Сестричка нацелилась опять в вену, вроде нащупала, вонзила иглу и успела надавить поршенек шприца Психопат вскрикнул от боли; боль полоснула по руке, даже в затылке стало тяжело и больно.