14.07.2014 rimistforc

У нас вы можете скачать книгу Эстетика молчания Марина Михайлова в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

О нас Оплата Доставка. Эстетика молчания Никея Михайлова Марина. Сердце сокрушенно Сретенский м. Сила моя в немощи совершается. Архиепископ Лука… страниц год Ниневия была помилована… страницы год Как заказать Найдите книгу в нашем каталоге и нажмите кнопку Купить. Как оплатить С Вами свяжется наш менеджер для согласования вариантов оплаты. Как получить Получите заказанные книги удобным Вам способом и в удобное для Вас время.

Имя и Телефон обязательные поля. И главное, как при такой загруженности можно безмолвствовать, хотя бы время от времени? У меня был период, когда мне хотелось совершить множество дел одновременно, и я огорчалась, если что-то не успевала. Но потом я поняла, что это типичный невроз суетливой современности — не получать радости и удовольствия от того, что ты делаешь и сделал, а угрызаться сожалением по поводу того, что не сделал. Пришлось учиться смирению и благодарности. Где в такой жизни, и впрямь интенсивной, место для безмолвия?

Много лет назад мне довелось служить переводчицей замечательному католическому священнику Даниэлю Анжу во время его приезда в Петербург. Некоторые его книги переведены на русский язык, и это очень достойное чтение для подростков и их родителей — с таким тактом и любовью отец Даниэль умеет говорить о самых болезненных и трудных жизненных вопросах. Тогда мои дети были еще очень малы, я готовилась к поступлению в аспирантуру, и расписание мое было очень плотным.

Я сказала Даниэлю о том, что мне трудно держать молитвенное правило, и получила такой ответ: Как только тебе приходит мысль о Боге, внутренне обратись к Нему и помолись. Совет этот помог не оставлять молитву даже тогда, когда не было, казалось бы, для нее ни сил, ни условий. Подобным образом обстоит дело и с молчанием. Конечно, есть великие молчальники, с которыми мне и рядом не стоять никогда, есть целые монашеские общины, всерьез, глубоко практикующие священнобезмолвие.

Но даже для человека, живущего активной жизнью в миру, в большой семье, молчание вполне возможно как некая точечная практика.

Время от времени, несколько раз в день, ненадолго остановиться, обратиться к Господу и послушать внутреннюю тишину — это возможно. У нас множество моментов, для этого пригодных: И очень редко, раз в несколько лет, появляется возможность провести в молчании и чтении Писания несколько дней подряд.

Можно ли услышать ее ваше радио за пределами Санкт-Петербурга? Александр Степанов, программный директор Ольга Николаевна Суровегина вещает в интернете, и нас слушают по всему свету. Кроме того, на сайте радио множество материалов, которые отражают нашу работу. Концепция радио миссионерская и просветительская.

Знаю, что нецерковные и даже неверующие слушатели с удовольствием слушают нас, так как на нашем радио есть и литературные чтения, и классическая музыка, и детские передачи, и лекции по истории, философии, богословию.

У нас нет агрессивной назойливой рекламы. Первая представляет собой попытку прочтения великих классических текстов с христианской точки зрения.

Иногда говорят, что христианину подобает читать христианскую литературу Ваш вопрос о том, не повредит ли верующему человеку знание Лао Цзы, как я поняла, отражает именно такую позицию определенного круга православных. Логика программы следует развертыванию универсума, как оно представлено в книге Бытия. Каждая передача посвящена одному из слов, которые рассматриваются в том порядке, в каком они появляются в священном тексте.

Размышление о словах языка весьма актуально в эпоху симуляции и симулякров. Мы всерьез и напряженно заняты тем, о чем через месяц и не вспомним, и пренебрегаем тем, что может здесь и сейчас сделать нас радостными и живыми. Современный человек живет среди искусственных предметов и отношений, что разрушает его изнутри.

Однако разрушение возможно до определенных оснований — во всяком случае, хочется в это верить, иначе мы должны будем признать, что в настоящее время происходит необратимая мутация человеческого рода.

Существуют неразрушимые простые вещи: На них можно смотреть. До нас на них смотрели поколения наших предков. Словарь — образ мира, за каждым словом стоит реальность, с которой мы уже вступали в какие-то отношения, да и прежде нас она была освоена и мифологически, и поэтически, и научно, и философски.

Обо всем этом и ведется разговор, причем воспоминания детства уравниваются в статусе с текстами великих поэтов, а сновидения настолько же интересны, насколько и пересказ философских концепций. В дело идет все, что пришло в голову собеседникам. Это еще один морок нашего времени: На самом деле мир, как и дар речи, принадлежит каждому человеку. Мир принадлежит тебе, потому что ты принадлежишь Божьему миру. Эта взаимная принадлежность осуществляется в языке. Если мы об этом помним и даем себе труд видеть, изумляться, радоваться, ужасаться тому, что нас окружает в повседневности, а не вихрю картинок на экране, да еще и делимся своими созерцаниями друг с другом, — мы живы.

С другой стороны, каждое слово, указывая на некую плотную реальность, обращает нас и в сферу общего культурного опыта. Все слова уже были произнесены в дивных контекстах, и когда мы их вспоминаем, становится очевидно, сколь многим мы обязаны тем, кто жил до нас, но стал частью нашей жизни, нашего видения. Круг вопросов, обсуждаемых в этой программе, неограничен и включает все, что составляет нашу жизнь, но все эти вопросы рассматриваются с единой евангельской позиции.

Мы смотрим на современность с позиций христианской культуры, на что и указывает название программы. Во-первых, мы готовы реагировать, откликаться на жизнь общества, нашему радио чужд религиозный эскапизм: Напротив, мы считаем, что задача христиан в мире — свидетельствовать об истине и о любви Господней, а потому мы должны ответственно присутствовать в жизни социума, не впадая, конечно, в суетливый активизм.

Судорожная привязанность к всякого рода переворотам и инновациям, как мне кажется, указывает на слабость человеческого духа, на нежелание внимательно и разумно взглянуть на опыт отцов.

Центр мира и образ совершенства для нас — это Христос, и в этом смысле все уже задано. Мне не хотелось бы еще больше раскачивать лодку, во что бы то ни стало порываясь вперед.

Если смотреть на Господа, можно ходить по водам, как посуху. Сейчас эта тема широко обсуждается. Журинская заметила, что системное заблуждение феминизма заключается в том, что он, в сформировавшемся виде, ратует за равноправие в греховном образе жизни, который общественное мнение раньше было готово снисходительно прощать только мужчине, в то время, как Христос призывал к равноправному преуспеянию в любви и добродетели. Что Вы можете сказать на этот счет?

Однако и тогда, и теперь меня вовсе не увлекает феминизм или гендерная проблематика. Много более значительным мне представляется вопрос о человеке. Поясню, что я хочу сказать. Мои жизненные наблюдения поверьте, достаточно широкие, у меня много друзей, родственников, учеников и знакомых показывают: Жалки и смешны как мужчины, которые постоянно тщатся подчеркнуть свою мужественность, так и женщины, которые ни на секунду не могут отвлечься от шлифовки своей женственности.

Если мы с чем-то носимся, как с писаной торбой со свободой, интеллектом, гендерной идентификацией и проч. Забывая же об этом, растворяясь в большем, что назначено нам Господом, Который упразднил перегородки между эллином и иудеем, мужеским полом и женским, мы и обретаем удивительным образом, получаем из рук Божиих свою женственность или мужественность. Кстати, ровно так же обстоит дело и с личностью: Что же до положения женщины в христианстве , очевидно, что Господь любит женщин и доверяет им.

Чего стоит беседа с самарянкой, когда у колодца обсуждаются вопросы об истинном поклонении Богу в духе и истине, или исцеление кровоточивой, чье прикосновение Он отличил от множества касаний людей, теснивших его в толпе, или самая радостная и светоносная встреча с Марией Магдалиной в саду у гроба… Очевидно и то, что любовь женщин к Христу, их труд, их преданность и верность от времен евангельских и до сегодняшнего дня поддерживают Церковь впрочем, ровно то же самое должно сказать и о любви, верности и труде мужчин.

Мне кажется, что женщина, которая хочет послужить Господу и Его Церкви, всегда найдет для себя достойный путь в молитве, в делах милосердия, просвещения, в семейном труде, в церковном искусстве, в заботе о храмах и монастырях — возможностей множество, было бы желание что-то делать. Скажу даже, что меня нисколько не шокирует женский пасторат у протестантов, поскольку по-настоящему убедительных содержательных аргументов против женского священства мне не удалось найти в богословской литературе, посвященной данной теме, более того, такие серьезные богословы, как еп.

Каллист Уэр и Элизабет Бер-Сижель выражают серьезные сомнения в его невозможности. Однако понятно, что традиция мужского священства общепризнанна, о диакониссах давным-давно забыли мы, конечно, помним Олимпиаду, которая состояла в переписке с Иоанном Златоустом, и еще кое-кого, но в целом это воспринимается как предание глубокой старины, а не как живая возможность для современной церкви.

На сегодняшний день общественное церковное сознание не готово к каким-то изменениям, касающимся женщин. Плод должен созреть, поэтому не имеет смысла тратить силы на полемику и борьбу за свои права, когда так много более серьезных вопросов не решены и так много живых дел предлагает нам Господь.

В конце концов, статус — вопрос второстепенный, а по существу женское присутствие в Церкви столь же плодотворно, живо и действенно, как и мужское. Возможно ли противостояние подобной информационной обработке, не уходя от общественной жизни? Видите ли, пока мы находимся в вихре высказываний, нам трудно отделить правду от лжи и добро от зла. Но если человек способен хотя бы на некоторое время занять позицию вне, у него возникает такая возможность. Не хочу сказать, что все так просто: Когда мы отдаемся ритмам природы, слушаем хорошую музыку, произносим в тишине слова молитвы или читаем Евангелие, происходит понемногу перенастройка, очищение внутреннего слуха и видения, что и позволяет проявиться в нас дару различения духов.

Если же мы сполна погружаемся в информационный поток, мы не даем себе и Господу шанса. Вы говорите о том, что отказ от информационной обработки имеет вероятным следствием уход от общественной жизни. Я так не считаю. По-настоящему важные новости распространяются молниеносно, для того, чтоб их узнать, не надо часами сидеть у телевизора. Кроме того, наивно было бы думать, что СМИ дают достоверную картину общественной жизни. Они предлагают лишь отформатированный определенным способом стало быть, во многом ложный ее образ.

Участие в реальной общественной жизни, с моей точки зрения, достигается не через приобщение к искаженной в чьих-то интересах картинке, а через общение с живыми людьми на работе, в школе, где учатся дети, на улице и т.

И еще один очень важный момент для размышлений. СМИ — это мощная машина наведения эмоций, а это даже серьезнее, чем искажение информации.

Конечно, я оплакивала гибель моряков и молилась за них и за их близких, но в телевизионном дискурсе было совсем другое — именно жесткое наведение определенного состояния на многомиллионную аудиторию. И мне лично это противно. Я хочу жить своими мыслями и чувствами, а не пребывать в телегипнозе кстати, есть исследования, которые показывают, что состояние мозга телезрителя подобно гипнотическому сну.

Как Вам кажется — это маргинальные выпады узких движений или же это манипулирование сознанием масс и подготовка почвы для нового хорошо забытого старого общественного порядка? Вас не разбудит чести клич. К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь. Наследство их из рода в роды Ярмо с гремушками да бич. Я книгу взял, восстав от сна, И прочитал я в ней: Швырнул далеко книгу я.

Ужели мы с тобой Такого века сыновья, О друг-читатель мой?.. Это я к тому, что коррумпированность власти и инфантильность народа для России, увы, не новость. Равно как и культурная и духовная деградация: Для каждого, кому не чужды размышления о том, как сохранить самое себя в наш век клипового мышления и навязчивого информационного давления. Для каждого, кто хотел бы сохранить внутреннюю тишину даже в сумасшедшем информационном потоке современности.

XXI век стал веком говорения и саморекламы. Постоянно находясь в мощнейшем информационном потоке, мы начинаем терять связь с живым и настоящим. Результатом бесконечного тиражирования слова - в газетах, на радио, телевидении, интернете, не говоря уже о нашей "многолословной" повседневности, - становится его обесценивание. Тогда как первые же строки Евангелия от Иоанна открывают нам подлинное значение слова: Правильно понятое молчание может стать способом сохранения собственной идетничности, связи с Бытием.

Книга Марины Михайловой рассказывает о молчании как способе сохранения внутренней свободы личности, о молчании, возникающем при соприкосновении человека с тайной мира. Говоря об очень сложных вещах, Марина Михайлова сохраняет язык, понятный простому читателю. Приводя в своей книге множество цитат из Священного Писания, богословских трудов и классической литературы, она создала очень красивый и гармоничный текст.

Читать эту книгу - настоящее эстетическое удовольствие. Марина Михайлова — доктор философских наук, закончила филологический факультет Ленинградского государственного университета. Преподает в Санкт-Петербургском университете кино и телевидения.